22:56 

Autofluder
This is my generation, baby
Когда-то давно я уже читала эту историю, а сейчас наткнулась на неё еще раз.. и она все так же прекрасна...

16.08.2011 в 20:57
Пишет Ryoshe4ka:

[Fanfiction]

Автор: Ryoshe4ka
Название: Тhe Fifth Season
Пейринг: Субассан
Жанр: АУ
Трек:



Субару встретил его осенью.
Этого мальчика. Да, именно мальчиком он и показался в первым момент. Странная детскость была во всем, начиная от странной цветной шапки, заканчивая светлыми кудрявыми волосами и почти детскими ладонями в обрезанных перчатках.
Тогда был один из этих особенных осенних дней, которые золотыми нитями сохраняются где-то в сердце. Ослепительно-яркая разноцветная листва на фоне безупречно-голубого неба – такого, будто на него натянули огромное шелковое полотно. В воздухе пахло мокрой корой, свежими булочками и солнцем.
Солнцем, нагревшим старые потрескавшиеся от времени доски скамейки, на которой сидел Шибутани, зябко кутаясь в серый шарф. Субару всегда было холодно осенью, даже в такие дни. Пальцы сводило судорогой, и аккорды путались где-то между нотами.
- Поднимите ногу, пожалуйста, - чужой голос заставил Субару будто вынырнуть из какой-то своей вселенной.
- Что? – Субару поднял глаза и увидел его. Того самого. Мальчика.
- У Вас под ногой лист, который очень мне нужен, а я - ему, - незнакомец улыбнулся. И было в этой улыбке что-то такое, будто.
Субару поднял ногу, и большой кленовый лист, край которого он прижал подошвой, тут же взметнулся в воздух, и словно в руки стоящего напротив человека.
- Спасибо, - мальчик провёл по листку кончиками пальцев, улыбнулся ему, и убирал в потёртую книгу, которую держал под мышкой.
- Да не за что, - Субару отвёл взгляд, только сильнее кутаясь в шарф и стараясь побороть какое-то странное чувство внутри.
- Держите, - на колени Субару легли те самые обрезанные перчатки. По цвету они точно как небо, и такие невообразимо яркие на чёрном пальто.
Сразу несколько вопросов застыли на языке, но Субару не успел озвучить ни один из них, потому что.
- Вы ведь музыкант, Вам нужно беречь руки, - незнакомец сел рядом на скамью, положив свою книгу, которая хранила осень, рядом с Субару, - а меня зовут Ясуда Шота.
Вот так незнакомец перестал им быть

Субару узнал его зимой.
Знаете, как узнают людей? Знаете, каково это проникнуть в чужую вселенную? Космос. Но не разрушить, а просто. Понять.
Именно так оно и было. И даже аромат мандарина, который Ясу делил пополам, старательно очищая его от кожуры, потому что Субару не любил горечь. Аромат, который остался на кончиках пальцев, когда Ясу осторожно гладил Субару по отросшим за это время волосам. А за окном был снег, и Рождество нагоняло улицы, мешаясь со смехом и ярким хрустом праздничной упаковки для подарков.
Субару теперь играл чаще, а Ясу пытался зарисовать его музыку. Отрывистую/ тягучую/ грустную/ и немного колючую, как одеяло, под которым они спали, соприкасаясь плечами. Ясу пытался. Понять.
- Пойдем, там так! - Ясу сам кутал Субару в шарф и смешно морщил нос, чихая.
- Ты же болеешь, - Шибутани вяло сопротивлялся, цепляясь пальцами за пальцы Шоты.
- Мне можно. Совсем немного, – Ясу никогда не слушал, с этой своей мальчишеской настырностью.
Но Субару навсегда запомнил тот вечер. Было так тихо, что, казалось, снежинки звенели – каждая на свой мотив, спускаясь откуда-то из небесной черноты. В оранжевом свете фонарей, похожих на тот самый мандарин, всё было настолько сказочным, будто приоткрылась занавеса в другой мир. И можно было подсмотреть. Одним глазом. Тихо. Перешептываясь. И улыбаясь. Улыбаясь.
И уже ночью, когда Ясу прижимался лбом к острому плечу Субару. Тот одними губами шептал своё бесконечное.
«Спасибо».

Субару привык к нему весной.
«Прирос» душой, впустил в свою жизнь. Сам распахнул двери.
Солнце жарило сквозь окна, когда Ясу рисовал на них цветы и птиц. Тонкими, воздушными линиями. И Субару казалось, что если до них дотронуться, то они улетят, а на пальцах останутся капли росы.
Шибутани дописал мелодию, которую не мог закончить уже несколько лет, и унёс её на рассмотрение в студию.
- Они все дураки! – громко шептал Ясу, когда понял всё. Только по взгляду Субару.
Они пришли в тот самый парк и долго лежали на траве, просто смотря куда-то вверх. Где, сквозь цветущие деревья россыпью бриллиантов искрилось солнце. Не нужно было ничего говорить. Субару просто чувствовал, что когда он делал вдох, Ясу выпускал воздух из лёгких. И сердце билось часто. Так же, как и.
Дома Ясу часто засыпал прямо на полу, улыбаясь чему-то своему во сне. И Субару укрывал его одеялом, сшитом из разноцветных лоскутков. В жизни Субару теперь было так много. Цвета.
Но старое черное пальто и серый шарф всё ещё висели где-то в дальнем углу гардероба. Они пахли осенью. Той.
Иногда вечерами, когда Субару листал книги и находил между страницами высушенные листья, то думал – а сможет ли он отпустить?
Разжать однажды руку.
Субару не знал ответ на этот вопрос.
Весной.

Субару полюбил его летом.
Признался себе в этом. В один из дождливых вечеров, когда кружка с горячим чаем обжигала губы. Когда светильник над кроватью в странном плетёном абажуре отбрасывал причудливые тени на стену. Субару казалось, что это тени прошлого. Вся та вселенная запахов, голосов, прикосновений и чего-то такого особенного.
Летом звёзды были чуть ближе, чем обычно. И Ясу рассказывал что-то про созвездия, заодно придумывая какие-то свои особенные истории и сказки про них.
- И чем же закончилась эта история? – спросил Субару, когда Ясу почему-то замолчал, глядя вверх. – Они жили долго и счастливо?
Доски пирса были тёплыми, будто впитавшими солнце, где-то внизу о них билась вода. И это было похоже на музыку.
- Нет, - голос Ясу был тихим, и Субару почему-то стало не по себе.
- Почему нет? – Шибутани приподнялся, стараясь заглянуть в глаза Ясу, но тот всё также смотрел на звезды.
- Одна из них исчезла однажды, сгорела, потому что настал её день, –Ясу повернулся к Субару и улыбнулся ему какой-то очень спокойной и ласковой улыбкой, - а вторая звезда осталась светить и ждать.
- Ждать ту звезду, которая погасла? – в горле Субару застрял ком, который мешал дышать
- Нет, ждать, когда рядом с ней загорится новая звезда.
Субару так и не смог произнести вслух то.
Что, наверное, и не нужно было озвучивать.

Субару теряет его.
В настоящем. Теряет осенью. И узнает всё только после. Какие-то обрывки истории, прошлых отношений, болезней, боли.
Ему страшно и хочется отмотать время назад, зацепиться за свои воспоминания и снова услышать чужое дыхание, лёжа под колючим пледом. Который до сих пор хранит запах мандаринов.
Проходит две недели.
На улице вновь тот - особенный осенний день, и золотые нити в сердце звенят едва-едва. Ветер отрывает листья от деревьев, и они будто липнут к шёлковому полотну неба. В воздухе пахнет спелыми яблоками, крепким чаем и свежим деревом.
Субару покупает новые струны для гитары и кладёт их в карман своего старого чёрного пальто. Кивает продавцу и выходит обратно. В осень.
Которая звякает медным колокольчиком на двери. И Субару застывает на мгновение. Смотрит наверх – туда, где звёзды, которые сейчас затмевает самая яркая и близкая. Солнце.
Оно заливает мостовую, выложенную мелким камнем, по которой идёт Субару, кутаясь в серый шарф. Идёт вперёд, грея руки в ярко-голубых перчатках дыханием. Касается их носом, вдыхает полной грудью, зажмуривается.
Именно сейчас он отвечает на тот вопрос, что был задан ещё весной.
Именно сейчас он понимает смысл той летней истории.
И.
Улыбается.

URL записи

URL
   

Nitro

главная